Московский опыт в силу ряда общеизвестных обстоятельств нуждается в серьезной корректировке: там иные масштабы, и не редкость – поселки на несколько сотен домов со своими школами, супермаркетами и даже ювелирными магазинами. Участникам «круглого стола» заблаговременно были разосланы материалы, в которых редакция «Загородного обозрения» предложила свой список терминов, используемых при описании коттеджных поселков, а также вариант их типологии и классификации. Но тут и обнаружились первые камни преткновения.

Речь в данном случае о том, что классификация различных объектов на петербургском загородном рынке довольно затруднительна, поскольку таковых в реальной практике пока слишком мало. Здравый смысл подсказывает, что тенденции на рынке недвижимости определяет прежде всего спрос, привлекательность для потребителей тех или иных мест, направлений, типов домов. Счет реальным сделкам должен идти на сотни, а предпочтения должны выявляться на основе множества запросов интересантов.

То есть только вторичный рынок продаж может выявить корректность (или некорректность) причисления объектов к тому или иному классу. Примерно так высказался Борис Григорьев (маркетинговая компания «Григорьев Борис и партнеры»), подчеркнув, что в таких условиях, когда число реально строящихся поселков – невелико, а количество проданных домов в них исчисляется десятками, серьезную классификацию выработать непросто: приходится заниматься раскроем шкуры неубитого медведя.

Например, мы можем расценивать какой-либо район как безусловно перспективный, а он спустя несколько лет окажется вне зоны активного спроса. Мы считаем определенный тип домов самым ликвидным, а в следующем десятилетии такие дома никому не нужны!

И подобное мы уже не раз проходили: монолитные «коробки», образца первой половины 1990-х годов сегодня еще менее ликвидны, нежели засыпные «бабушкины» домики послевоенного периода (последние приобретают под снос, только из-за участка). Таким образом, ситуация с выработкой классификации действительно любопытная: с одной стороны, она включает насущные требования рынка, с другой – исключает здравые предпосылки для решения задачи.